Перейти к основному содержанию

Два миноритария начали судебную тяжбу с «Нижнекамскшиной»

Сегодня Арбитражный суд Татарстана начнет рассмотрение исков двух компаний-миноритариев, контролирующих 6,23% акций ОАО «Нижнекамскшина» - иностранных акционеров из фонда Vulpes Russian Opportunities Fund и их российского партнера «Мириад Рус»

В рассматриваемом сегодня судом заявлении они оспаривают размер вознаграждения, которое шинники платят управляющей компании «Татнефти», во втором иске пытаются оспорить продажу четырех компаний, входивших ранее в состав шинного холдинга. Эксперты не исключают, что истинной целью бизнесменов из оффшора может быть желание продать свой пакет акций по хорошей цене.

Война за прозрачность, в которую вступили два миноритария нижнекамского предприятия – московское ООО «Мириад Рус», владеющее всего одной акцией «Нижнекамскшины», и компания с Каймановских островов – Vulpes Russian Opportunities Fund (VROF), претендует стать нерядовым судебным разбирательством. На пару с москвичами каймановцы владеют 6,23% уставного капитала или 4,9 миллиона именных акций НКШ.

ОАО «Нижнекамскшина» и его управляющей компании «Татнефть-Нефтехим» предстоит отвечать на претензии миноритарных акционеров в Арбитражном суде РТ. Здесь стартуют сразу два судебных разбирательства.

В чем заключаются претензии миноритариев? В одном из своих заявлений они требуют признать недействительным решение совета директоров «Нижнекамскшины» от 12 ноября прошлого года. По словам представителя «Мириад Рус» Елены Федоровой, тогда им был одобрен ряд сделок по отчуждению долей контролируемых НКШ предприятий.

Согласно раскрытию информации на корпоративном сайте, речь идет о продаже предприятием своей управляющей компании доли в 99% УК в ООО «НТЦ «Кама» (цена сделки составила 99 тысяч рублей или 0,002% от стоимости активов НКШ, оцениваемых в 6,6 миллиарда рублей), а также 99% УК ООО «Нижнекамский завод грузовых шин» (за 990 тысяч рублей – 0,02%), 50% УК ООО «Комбинат питания «Шинник» (5 тысяч рублей, 0,00008%) и 99% УК ООО «Соцкультбытобслуживание «Шинник» (99 тысяч рублей, 0,002%).

Если последние два предприятия имеют явно выраженный социальный характер, то ООО «Нижнекамский завод грузовых шин» является настоящей жемчужиной в числе шинных активов «Татнефти». Завод грузовых шин был выведен из состава НКШ в третьем квартале 2011 года. В итоге выручка НКШ упала на 31% – с 12,9 миллиарда рублей в первом полугодии 2011 года до 8,8 миллиарда рублей в первом полугодии 2012 года.

На суде представители миноритариев заявили, что не исключают, что мог быть нарушен порядок одобрения этих сделок с заинтересованностью: не все члены совета директоров могли участвовать в голосовании. Если они проголосовали, значит, был нарушен кворум. В этом случае вопрос одобрения сделок должен был быть вынесен на общее собрание акционеров. Но его не созывали – тем самым нарушено публичное право всех акционеров. «Чем меньше имущества в акционерном обществе, тем акции дешевле», – обрисовала ситуацию г-жа Федорова.

Кроме того, совет директоров не утвердил рыночную стоимость проданных долей, хотя сделки между аффилированными лицами тоже регулируются, и их стоимость не должна отличаться от действительной. В большинстве случаев эта стоимость определяется с привлечением независимого оценщика: «Если, например, мы можем определить килограмм нефти – ее на рынке торгуют, то ООО никто не торгует. Поэтому у его долей нет рыночной стоимости. Ее может определить независимое лицо», – озвучила юрист ход рассуждений истца.

Предварительный анализ показал у нескольких обществ большие прибыли и большие движения по деньгам. «Мы можем только догадываться, какая на самом деле у них цена», – отметила она. Вся информация – и это основная претензия миноритариев – скрывается.

Впрочем, «Нижнекамскшина» и ее управляющая компания не согласны с претензиями. Во-первых, по мнению представителя ответчика Александра Самойлова, у «Мириад Рус» точно нет никакого юридически значимого интереса в оспаривании сделок и решения совета директоров, так как у него всего одна акция. Почти что то же самое и с фондом – его 6% повлиять на результаты голосования никак не могли, отметил представитель ответчика. «Может, к нам присоединятся другие акционеры», – услышав это, уверенно заявила г-жа Федорова.

По словам г-на Самойлова, нельзя говорить, что эти упомянутые сделки убыточны для компании: «Из бухгалтерских балансов отчуждаемых обществ следует, что совокупная действительная стоимость чистых активов отчужденных долей гораздо ниже, чем номинальная, она вообще отрицательная». Так, у НТЦ «Кама» непокрытый убыток составлял 35,5 миллиона рублей, у СБО «Шинник» – 12 миллионов рублей. У Завода грузовых шин вообще минус на 163 миллиона. Комбинат питания – единственный, кто был в плюсе, перечислил он. Представитель ответчика подтвердил, что цену отчуждаемых долей определял совет директоров, но, согласно закону, она равнозначна рыночной – это стоимость чистых активов пропорционально доле.

По словам г-на Самойлова, в споре миноритарии показали доходы компаний, но не назвали ни чистую прибыль, ни непокрытый убыток упомянутых обществ, ни дебиторскую и огромную кредиторскую задолженность. «Перед кем кредиторская задолженность – другими дочерними обществами? Это все группа компаний. И переход денег из одной в другую – просто перестановка мест в сумме слагаемых», – возражали миноритарии.

Как бы то ни было, иски миноритариев уже заставили юристов «Нижнекамскшины» понервничать. Это было заметно на судебном заседании. Едва услышав начало фразы истца: «Если грамотно расходовать средства…», – его оппонент – юрист «Нижнекамскшины» – тут же подал реплику: «А грамотно расходовать кто будет? Вы станете управлять?!»

«Бизнес-онлайн» отмечает, что «чувствовалось, что для татарстанского холдинга, непривычного к подобным корпоративным конфликтам (похожий на ситуацию с НКШ случай произошел с "Камгэсэнергостроем"), либо имеющего неудачный опыт отстаивания своих интересов, как с Кременчугским НПЗ, судебное разбирательство – не из приятных событий».

Другой иск миноритариев затрагивал не менее щекотливый вопрос, а именно размеры выплачиваемого НКШ вознаграждения своей управляющей компании.

«Несмотря на низкую эффективность предприятия, УК «Татнефть-Нефтехим» получает необоснованно высокие гонорары. Так, в 2011 году при убытке «Нижнекамскшины» в 325 миллионов рублей вознаграждение УК составило 239,7 миллиона. В прошлом году управляющая компания получила вознаграждение в размере 295,44 миллиона рублей – эту сумму одобрил совет директоров НКШ без вынесения на собрание акционеров», – говорится в их заявлении. Законность этих сделок они и оспаривают в татарстанском арбитраже.

В целом, по их словам, миноритарные акционеры неоднократно выражали несогласие со стратегией собственника НКШ – ОАО «Татнефть». Они полагают, что управление заводом осуществляется неэффективно, так как для «Татнефти» «Нижнекамскшина» – это второстепенный бизнес. Вследствие этого действующие акционеры предприятия остаются без дивидендов – акции и капитализация завода фактически не имеют признаваемой рыночной стоимости.

В УК «Татнефть-Нефтехим» от комментариев на эту тему отказались. Источник, близкий к «Татнефти», сообщил «Бизнес-Online», что «эта скандальная история рассматривается на самом верху в компании. Параллельно идет напряженная подготовка к судебному процессу».

Что касается «Мириад Рус», то ее представители не скрывают, что, по сути, наняты, чтобы отстоять интересы VROF. Москвичи, судя по сайту компании, имеют опыт борьбы за права миноритариев. К слову сказать, в числе своих удач «Мириад» относит сделки с миноритарным пакетом акций двух татарстанских компаний – ОАО «Алметьевский трубный завод» (АЛНАС) и ОАО «Бугульминский электронасосный завод» (БЭНЗ).

«VROF – иностранный фонд, инвестирующий в прибыльные российские компании, – говорит г-жа Федорова о своих клиентах. – Для получения дивидендов он отслеживает в них ситуацию». По ее словам, иностранцы владеют акциями «Нижнекамскшины» с 2007 года, но пакет менялся. Vulpes Russian Opportunities Fund, несмотря на 6-процентный пакет, до сих пор не фигурирует в отчетности «Нижнекамскшины». Последнее объясняется просто: вместо него в отчетах фигурируют депозитарии, которых российские журналисты принимали за реальных акционеров – это UBS AG и Citigroup.

Корреспонденты «Бизнес-Online» изучили опубликованную квартальную и годовую отчетность «Нижнекамскшины» за последние шесть лет. Оказалось, что депозитарий VROF – швейцарский UBS AG – появляется впервые в годовой отчетности 2007 года. На ее балансе тогда числился пакет в 1,558% акций. В 2008 году по годовой отчетности пакет вырос до 6,598%. Но уже по итогам 2010 года UBS не оказывается в числе акционеров, но появляется Bank of New York Mellon с 2,89%. В 2011 году вновь в годовой отчетности появляется UBS AG с 6,598%. 8 сентября 2011 года швейцарцы на своем балансе фиксируют только 0,48%. Зато с 2012 года в отчетности появляется Citigroup Global Markets Limited (КБ «Ситибанк») с долей УК в 5,911% и числится до сих пор.

Корреспонденты в ходе своего расследования выяснили, кто же стоит за загадочным фондом с Каймановых островов. Согласно публикациям в западной прессе, Vulpes Russian Opportunities Fund является одним из пяти фондов, которым управляет международный инвестфонд Vulpes Investment Management. Компанию с говорящим названием (vulpes с латыни – «рыжая лисица») в 2011 году создала команда закрывшегося крупнейшего сингапурского хедж-фонда Artradis Fund Management. Последний создавали двое – Ричард Маджидес (Richard Magides) и Стивен Дигл (Steven Diggle).

Г-н Дигл рассказывал Bloomberg News, что в 2007 и 2008 годах фонд Artradis зарабатывал для клиентов около 3 миллиардов долларов, но в последующие годы портфель фонда, вошедшего в штопор с началом кризиса, полегчал с 5,4 миллиарда до 800 миллионов долларов. Отрицательная доходность на протяжении последних двух лет в итоге привела к закрытию фонда. После закрытия Artradis Fund г-н Дигл заявил о желании открыть другой фонд.

Некоторые подробности нового проекта под названием Vulpes Investment Management он рассказал корреспондентам Bloomberg в мае 2011 года.

По его словам, на базе семейного офиса была создана новая компания – Vulpes Investment Management, которая оказывает услуги доверительного управления. В нее вошли два фонда, которым управлял закрывшийся Artradis – Russian Opportunities (именно этот фонд владеет акциями «Нижнекамскшины») и Testudo funds. Начальные инвестиции в фонд составили 30,5 миллиона долларов, из которых 30 миллионов – это деньги новых партнеров фонда. Управляющим Vulpes был назначен бывший исполнительный Rabobank Берт Вердиккио (Bert Verdicchio). Портфель фонда на 1 апреля 2011 года составлял примерно 175 миллионов долларов. Говоря о Russian Opportunities Fund, г-н Дигл утверждает, что он вырос на 75% с января 2007 года, когда только был запущен.

О личности г-на Дигла известно, что он на рынке ценных бумаг и деривативов работает с 1986 года. До создания фонда Artradis он работал на руководящих должностях в Гонконге и Лондоне в подразделениях Salomon Brothers и печально знаменитой Lehman Brothers, после крушения которой мир захлестнул кризис.

С чем столкнулась «Нижнекамскшина» – с миноритариями, которые отстаивают свои права, или же налицо злоупотребление правом? Газета «Бизнес-Online» спросила мнение экспертов, не стоит ли за этими разбирательствами попытка продать свой миноритарный пакет владельцу фирмы-эмитента по «хорошей» цене, так называемый гринмейл. По оценке экспертов, 4,9 миллиона обыкновенных акций «Нижнекамскшины» в настоящее время могут стоить порядка 3 - 4 миллионов долларов, хотя несколько лет раньше могли стоить 5 - 6 миллионов.


Тагир Назыров – управляющий партнер ООО «Либерти Групп»:

«Учитывая, что изначально пакет акций в 6 - 6,23 процента считается миноритарным (менее 25 процентов, поэтому не позволяет блокировать решения по важнейшим вопросам повестки дня на собрании акционеров), возможность прямого влияния на управление имуществом является ограниченной. При этом существуют косвенные средства – оспаривание сделок общества, требование о проведении аудита, жалобы в правоохранительные органы и т.д.

При условии, что нарушения, допущенные при управлении имуществом общества, носят существенный характер, владелец даже миноритарного пакета акций может повлиять на порядок управления и деятельность исполнительных органов общества.

Не зная внутренней жизни общества, однозначно утверждать, что действия акционеров в данном случае являются гринмейлом, затруднительно. Гринмейл такого рода может быть успешным только при наличии четкого плана у атакующей стороны. Например, когда при подаче иска об оспаривании сделки заявляется ходатайство с требованием в качестве меры обеспечения наложить не только арест на акции крупного владельца, но и запретить последнему участвовать в работе общих собраний акционеров».


Сотрудник международной консалтинговой компании (на условиях анонимности):

«В этих делах может идти речь идет о компаниях, которые просто занимаются зарабатыванием денег за счет подобных юридических дел. Понятное дело, что компания с одной акцией никакого влияния не имеет. Однако выведенные активы крупные и стоят не столько, как были обозначены. Вероятно, в суде они будут настаивать на переоценке и возращении средств. Однако, учитывая всю непрозрачность нашей законодательной системы, вряд ли они могут рассчитывать на выигрыш».


Григорий Бирг – содиректор аналитического отдела «Инвесткафе»:

«Действия миноритариев, в случае если их конечная цель – выгодно продать свой пакет акций “Нижнекамскшины”, можно назвать гринмейлом. С одной стороны, акционеров можно понять, так как в условиях, когда предприятие терпит убытки, высокое вознаграждение управляющей компании выглядит необоснованным. С другой стороны, “Нижнекамскшина” исторически была весьма низкорентабельным активом, которым тем не менее необходимо управлять и развивать, что и требует нести расходы, в том числе на оплату деятельности УК».


Эмиль Гатауллин – адвокат:

«ФЗ “Об акционерных обществах” оставил акционеру только одну форму корпоративного управления обществом – участие в общем собрании акционеров. Однако он может делать это и опосредованно. Например, путем обжалования решений, принятых органами общества. А иногда и неучастием в собрании – когда оно приводит к его срыву из-за отсутствия кворума.

Законодатель, в стремлении избежать злоупотреблений, пошел по пути ограничения косвенных форм управления делами общества, установив право суда оставить в силе обжалованное акционером решение органа общества, если оно не причинило убытков акционеру, а допущенные нарушения несущественны.

“Гринмейл”, “рейдерство” – это чисто моральные оценки, не имеющие своего выражения в российском праве. У нас есть только институт “злоупотребления правом”. Однако, сформулированный слишком обще, он дает слишком широкие полномочия нашему суду».

Бизнес-Online

Комментарии

Гость (аноним)

Срд, 05.06.2013 - 20:25


Вот почему у нас в России так, кама только только начала нормальные шины делать, производство обновляют, кому-то опять денег мало.


Ну, это такая русская традиция)))

г. Киров, Кировская область. (8332) 77-53-93, 8-912-737-81-90
ICQ 389336947, www.intyre-kirov.ru

Добавить комментарий

Простой текст

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса веб-страниц и email-адреса преобразовываются в ссылки автоматически.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.
CAPTCHA Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь чтобы не проходить проверку

Комментарии

ToMaToS в 12:19 - 18.11.17
Новости - Корейские шинники сообщили о сокращении операционной прибыли Спасибо. В скобках действительно американские "воны".

LASLO (аноним) в 18:30 - 17.11.17
Новости - Корейские шинники сообщили о сокращении операционной прибыли *** составившую 9,5 миллиарда вон (8,5 миллиона вон).***…

Joss в 12:18 - 17.11.17
Форум - Проехался на спущенной шине "Подгорел, но не сильно..." )) Тогда можно использовать -…

драйвер (аноним) в 02:54 - 17.11.17
Новости - «Белшина» освоила выпуск 18-дюймовых шин позорище,хоть бы завышенный стык гермослоя на фото спрятали…

Форум